Главная » Новости » Детям Волоколамска ставят фальшивые диагнозы

Детям Волоколамска ставят фальшивые диагнозы

Сейчас в Волоколамске подозрительно тихо и безлюдно. У центральной райбольницы, где накануне было столпотворение из машин скорой помощи, подвозивших занедуживших школьников, и от сбежавшихся на ЧП горожан не осталось и следа. В магазинах пусто. На улицах пусто. Причём, до такой степени, что дорогу спросить не у кого.

— По домам сидят, копят злость, — просветила корреспондента «НИ» Зоя Мозгалина, консультант аптеки Горздрава. – А что вы хотите? Вчера такой шок был. Нарыдались, накричались. Ещё и завоешь, когда твоего ребёнка тащат на носилках. Ваши пишут неправильно, — неодобрительно кивает она на блокнот, — выхватывают жареное: главу побили, губернатора снегом забросали. С моего места всё видится по-другому. Дед с того митинга еле до аптеки дополз, давление за 200, женщину откачивала – 30 лет, здоровая на вид, а руки-ноги как ватные – шок. И таких только у меня было человек двадцать. Вы думаете нам легко даются эти митинги и потасовки? Вчера за полня продала месячный запас корвалола. Ну а полисорб, полифепан, лакто-фильтрум – всегда нарасхват, выводим токсины. Как свалка завоняла, так у нас и уголь активированный пошёл вместо сахара.

Тут как раз за углём приходит мальчик лет двенадцати: «Мамка послала, забоялась после вчерашнего». Пацана притащил в больницу физрук, вот прям так – на горбе, и бежал впереди скорой. Он и мамке позвонил.

— Она разревелась, — говорит мальчик. – Хотел её успокоить, но язык не слушался. У меня ещё в классе началось – ком какой-то, сухо и пить охота. Попросился выйти. Русачка злющая, не выпускает. С урока уже четыре девчонки выходили, потом Васнецов отпрашивался, Буртин Сашка. Они отличники, им можно. А я кто? Руку поднимаю, она сразу: «Ты опять курить? А ну-ка сядь!» А потом сама побелела, за стул схватилась: «Ой, ребята, что-то у нас не то». Ну тут уже скорая, похватали всех, хорошо, что я физруку достался, все-таки он не чужой. Он мне двадцать таблеток угля скормил. Мамка ругалась, а врачиха сказала: правильно. Меня вывернуло и через два часа домой отпустили.

В справке у шкета написано «ОРВИ» и даже намёка нет на отравление, как его мама Света не бушевала. Другим вообще никакой бумажки не дали – как будто семьдесят детей из разных школ взяли и добровольно пришли в больницу полежать пару часов. От некоторых родителей врачи отделались обтекаемым диагнозом «аллергический трахеит». Местный житель Сергей Жуков рассказал «НИ», что у его восьмилетней дочери, врачи «нашли такую же аллергию», а в частной клинике однозначно сказали, что ребёнок отравился сероводородом. Жуков заметил, что детям, которых отвезли в районную больницу, делали анализы, но ставили диагноз «отравление», не уточняя специфику. «Говорили: идите домой, спите, пейте активированный уголь, – возмущается он. – И нигде не отмечают, что ребёнок поступал в стационар». На митинге у больницы жители требовали написать правду — «отравление свалочным газом». Требовать было не у кого – главрач спряталась, вытянуть её к народу не смог даже губернатор Воробьёв. Самая обсуждаемая тема сейчас – кто отдал приказ скрывать истинные диагнозы. Местная прокуратура взялась проводить проверку, вчера после обеда ждали представителей облздрава.

Настроение такое: правду чиновники всё равно не скажут.

— Им это не выгодно — связывать свалку и состояние здоровья нескольких тысяч детей, — говорит местная жительница Алла, мать двух мальчиков – детсадовского и школьного возраста. – Скажи всё как есть, — получится как бы государственная диверсия против подрастающего поколения, да ещё с отдалёнными последствиями. Кто знает, как отравление метаном скажется на ребёнке через год- два или даже через 10 лет? Надо вести наблюдения, следить, предпринимать какие-то специальные меры. У нас это никогда не делается, нет ни средств, ни системы. Поэтому на руки ничего и не выдают, чтобы проблемы со здоровьем детей в будущем перевести только в разряд семейных проблем. А нас сейчас отвлекают путевочками в санаторий.

 

В Волоколамском районе 22 школы и 22 детских сада, школы посещает более 5 тыс. учеников, в детских садах 2 тыс. детей. В четверг началась выдача путёвок в оздоровительные лагеря. «Уже 30 путевок по линии Минздрава выписаны», — сказала детский омбудсмен Московской области Ксения Мишонова журналистам. Путёвки предполагаются двух типов: на 14 и 21 день. Жителям Волоколамского района надо просто прийти в местное отделение и написать заявление. Со слов замминистра социального развития региона Александр Шустро, пройти оздоровление смогут около 900 жителей Волоколамского района. Вообще-то это капля в море на 7 тысяч детей, а приглашают ещё и стариков. «Готовы отправить заявителей хоть сегодня. Главное, чтобы было соответствующее пожелание», — заявил чиновник. По наблюдениям корреспондента «НИ», ажиотажа в райсоцзащите не было: «Велели рассылать эсэмэски с приглашением. В первую очередь тем, кто пострадал от выброса 21 марта».

На телефоны, — а он тут у каждого, включая древних стариков, — ежедневно приходит неимоверное количество сообщений. Волоколамск – город растянутый, на автобусе час из конца в конец, ещё и деревни в 3-5 километрах. В случае чего, пока–то ты добежишь, а так послал сообщение – минут через пять пол-города уже в курсе. Спам разлетается также молниеносно. В четверг в девять утра в электричке на подъезде к Волоколамску сразу у шести пассажиров телефоны просигнализировали, что ночью снят с работы глава района Гавриков и временно отстранён от должности губернатор Воробьев. Явно деза, в Яндексе таких новостей не было.

 

 

Фото: сайт РБК

— Наверно, не успели ещё, — сказал корреспонденту «НИ» монтер Коля. – Мне второй раз сообщили, что в три часа ночи опять был выброс, экстренное заседание правительства, и Путин лично распорядился насчёт этих деятелей. Я своим свистнул, вот едем…

В электричке не пахло. Это отчасти радовало. А вот новость об отставках – почему-то нет.

— А что в этом хорошего?, — говорит Николай. – Эти наворотили и наобещали – пусть сидят и разгребают. Процентов на 30 выполнят – уже движуха. С новых какой спрос? Будут валить на предшественников и всё. Я главу не уважаю, но ему рыло начистили и он теперь землю роет. Если что, за него буду стоять.

Через полчаса, уже на вокзале, слухи не подтвердились. Во-первых, воздух был нормальный. Если бы на свалке рвануло ночью, как пишут в СМС, то до одиннадцати утра в Волоколамске была бы такая обстановочка, что хоть святых выноси. «Снятый» глава района сидел на месте. Но посторонних не принимал. «С ночи важное совещание», — ещё на входе завернули корреспондента «НИ», телекомпанию «Мир», журналиста из Питера и даже какого представителя СМИ Японии с переводчиком. Япония осталась ждать пушку. В четверг по поручению губернатора Московской области Андрея Воробьёва на полигоне «Ядрово» якобы должны были установить две аэрозольные пушки для нейтрализации запаха и снижения концентрации активных органических соединений. Хотелось посмотреть, как это монтируется и как будет работать. Никого не пускали. Местная разведка из активистов дежурила в километре от полигона, никакого шевеления не заметила. Ближе не подпускали две патрульные машины, похоже, ждали чиновников к торжественному запуску пушки.

Самый доступный — в смысле поговорить «за жизнь» — оказалсяПётр Лазарев, глава городского поселения Волоколамск.

— Сегодня обстановка намного лучше, чем была вчера, — рассказал он «Новым Известиям» -. Выбросов газа не было, запах свалочного газа уменьшился.

— Как чувствуют себя дети, которые вчера обращались к врачам и были госпитализированы?

— Обращения детей в больницу ещё продолжаются, никаких серьёзных ухудшений не было. Сведений к нам не поступало.

— Губернатор Воробьёв назвал вчерашнюю акцию срежиссированной и заранее подготовленной. Вы согласны с его точкой зрения?

— Не совсем согласен, хотя и являюсь чиновником. Я родился, вырос и всю жизнь живу в Волоколамске. Многих знаю. Вчера тоже был на митинге. Люди – не симулянты, действительно было воздействие газа. У нас и в городе есть такие разговоры, но они исходят от тех, кто не является жителями Волоколамска.

— Вчера в соцсетях появилась информация о том, что в первой половине дня обратившимся в больницу выдавали справки с диагнозом «отравление неизвестным газом», а позже якобы поступило распоряжение и все обратившиеся к врачу выходили с диагнозом ОРВИ.

— Я не готов ответить, так как не владею информацией. Дело в том, что медицинское обслуживание в районе входит в сферу ответственности районной, а не городской администрации. Врачи мне не подчиняются.

— Какие-то решения, пусть предварительные, приняты? Есть шанс, что свалка будет закрыта?

— Конкретных решений не приняли. У меня такой информации нет.

— Протест будет разрастаться?

— Речь шла о детях. Родители, бабушки, дедушки очень переживают за здоровье своих детей. Отсюда такая реакция. И до этого были случаи, когда жители города обращались в больницу. Люди загнаны в угол, идут на более жёсткие меры. С людьми нужно разговаривать, нужно объяснять и информировать. В начале марта была введена чрезвычайная ситуация на полигоне. Один из пунктов в решении комиссии – постоянный контроль, мониторинг и информирование населения ежедневно. До сих пор информация о состоянии воздуха недоступна. Данных никаких нет. Люди ничего не знают. Легче всего сказать, что это – политика, кто-то специально организовывает протест, чтобы нажить политический капитал. Речь об этом не идёт. Речь идёт о здоровье детей и всех жителей Волоколамска. Отсюда такая реакция. Необходимо говорить ещё и о воздействии полигона на почву. Фильтрат, который образуется в теле полигона уходит в почву и неизвестно, когда он дойдёт (или уже дошёл) до водоносных слоёв, из которых идёт водоснабжение города. Другой вопрос, который трудно решить – река Городня, которая находится в тридцати – сорока метрах от тела полигона. Сейчас начнётся таяние снега. Талые воды будут попадать в реку. Река Городня впадает в реку Лама, Лама – в Большую Сестру, Большая Сестра – в Волгу. Там – Иваньковское водохранилище, из которого идёт водоснабжение Москвы. Сейчас сделали анализ фильтрата из тела полигона – там вся таблица Менделеева! Мы надеемся, что будет улучшение ситуации. А вообще мы все мечтаем о его закрытии.

— Вчера была информация о возможной эвакуации детей.

— Это один из запасных вариантов, если ситуация будет выходить из-под контроля.

— Вы, как мэр города можете влиять на ситуацию?

— К сожалению, это не входит в сферу моей зоны ответственности. Хотя люди обращаются ко мне, я себя не отделяю от жителей города. Могу повторить – я всю свою жизнь прожил в Волоколамске, мене избрали на пост главы с большим отрывом от других кандидатов. Но радикально повлиять на ситуацию я, к сожалению, не могу. Закрыть полигон – не моя компетенция.

Между тем, далеко не у всех жителей Волоколамска столь же однозначное мнение о закрытии свалки, как у Петра Лазарева.

— Будем реалистами: во-первых, это нереально, — считает предпринимательница, хозяйка магазина «От Юлии» Юлия Тарасова. – Мусор есть и будет, его надо ежедневно куда-то девать. В феврале и марте мы пытались перекрывать дорогу мусоровозам, несколько дней не пускали машины на полигон. В ответ вывозящая компания прекратила забирать из города наш собственный мусор. Весь интернет пестрел фотками – завалы во дворах, небывалая грязь на улицах. Да, это шантаж, давление на сопротивляющихся. Но если разобраться: а куда мы со своим дерьмом денемся? Соседям навяжем? Они сами задыхаются. Не держите нас за упёртых протестантов. Люди все понимают, поэтому и вектор сопротивления меняется: большинство требует привести свалку в надлежащий порядок и правильно её эксплуатировпть. Обеззараживание, рекультивация – все как положено, чтобы она перестала быть опасной. Не перегружайте её, быстрой стройте рядом мусоропереработку, и мы будем мирно сосуществовать ещё сто лет.

А ведь и вправду, мир был. Ещё несколько лет назад свалка в Ядрово никому не мешала. Рассказывают, что её и не замечали – маленькая кучка у деревни, не пахла, никаких газов. У Тарасовых дом метрах в девятистах от полигона – наследство предков чуть ли не с семнадцатого века. Стали бы они тут жить, если бы хоть малейшие подозрения на вред? Деревня Ядрово вообще вплотную, дома здесь не бросали, места красивые, богатые на грибы-ягоды.

— Не, правда, весь город там пасся, — с ностальгией вспоминает житель Волоколамска Дмитрий Суслопаров. – Я сам грибы собирал. В прошлом году приехал – какие, к черту грибы! Свалка с маленькой кучки разрослась в размерах до девятиэтажного дома, в ширь гектаров на десять. Вонь кругом, чернота какая-то. Деревню атакуют полчища крыс со свалки. Птицы не летают. Сразу понятно, что здесь мертвечина. Вот так за два года уделали все вокруг.

Свалка в Ядрово появилась ещё в советские времена, в 1979 году. В 2008-ом при участии администрации Волоколамского муниципального района было создано ООО «Ядрово» для полного цикла работы с мусором: сбор, транспортировка, отбор вторсырья, размещение. В настоящее время в компании работает около 100 человек и 30 единиц спецтехники. Согласно базе данных СПАРК, 25-процентный пакет акций полигона ТБО «Ядрово» принадлежит местной администрации, остальное — столичной фирме ЦМПТ, которой, в свою очередь, в равных долях владеют четыре предпринимателя: Виктор Кошкин, Анна Конопенко, Александр Антонович и Алексей Волошин. ЦМПТ также управляет мусорным полигоном в соседнем Истринском районе. Мощности «Ядрово» в прошлом году оценивались в 420 тысяч тонн в год, по факту приблизились к 600 тысячам тонн. Лет за пять полигон способен вместить ещё около трёх миллионов тонн мусора, но при нынешних темпах, считают эксперты, его хватит на два года. Поэтому и рядом спешно заложили новое тело.

 

До поры до времени особых претензий к полигону не было. Наоборот, многие хвалят одного из ядринских управляющих по имени Иван, при котором тут стали сортировать и брикетировать мусор. Правда, что дальше делается с этими брикетами, неизвестно. По словам свидетеля Иншакова, некоторое время работавшего на полигоне трактористом, «за брикетами иногда приезжала машина с немосковскими номерами, но часто бывало, что невывезенное снова засыпали мусором. Гастарбайтеры были очень недовольны, они же возятся в этой грязи по 12 часов, в две смены: бумага – сюда, пластик – туда, спрессовать, упаковать, уложить, а получается мартышкин труд. Столько им и платят – на жрачку не хватает». Тем не менее, какой-то прогресс намечался, «Ядрово» должно было стать одним из пяти московских полигонов с мусороперерабатывающим производством.

Всё испортила губернаторская кампании по закрытию свалок в Московской области, которая преподносилась как основная часть экологической программы региона. За два года, по официальным данным, было закрыто около половины из действующих 39 полигонов. «Ядрово», кстати, тоже попало в очередь на закрытие, и это не слухи, а вполне себе серьёзные планы, которые обсуждались в областном комитете по экологии. Получилось все наоборот: и не закрыли, и переработка не развилась, и мусор с закрытых свалок тучей попёр в «Ядрово».

— От нас всё скрывали, отнекивались: полигон работает в штатном режиме, хотя было видно, что мусоровозов значительно прибавилось, — рассказывает активист Иван Каскевич. – Приезжало не 70 самосвалов в день, как раньше, а 120, потом 170 да еще с прицепами. И мусор не наш, не шаховский, не лотошинский – там обыкновенная бытовка, а тут вонять стало чёрте чем – химия, тухлятина. Потом стало известно, что полигон работает на 15 районов Московской области, на Красногорск и Москву. Нам этого не надо!

Да кто спрашивает! Валили и до сих пор валят. Мусоровозы как ни в чём ни бывало, шли на полигон и 21 марта, когда случился взрыв газа, и после, в четверг. Корреспондент «НИ» за пять минут насчитала 9 машин, волоколамские активисты, с утра кучковавшиеся «у танка», в нескольких сотня метрах от «Ядрово» углядели 50 штук, к вечеру, по и прогнозам, число удвоится. Ещё они рассказывают, что накануне к полигону подтянулось два автобуса с московским ОМОНОм. Предполагается, что это на случай, если бы люди, разъярённые отравлением своих детей, вздумали идти на штурм свлки. Никто не пошёл, но и ОМОН не уехал, сидят где-то за забором. Их даже жалеют. Ходит слух, что несколько омоновцев, так же карауливших полигон от бунта в феврале и начале марта, попали в эпицентр газового выброса, лежат в больнице.

Этому верят, потому что полигон начал давать такие испарения, которые буквально отравляют волоколамцев и за 7 километров от эпицентра.

— Это не преувеличение, — утверждает эколог, депутат из Волоколамска Константин Клименко. Роспотребнадзор раз за разом не находит превышения предельно допустимых концентраций опасных веществ в городском воздухе. Он даже 21 марта, когда дети лежали полуживые, рапортовал, что в исследованиях на содержание метана, сероводорода, аммиака, окиси углерода, бензола, трихлорметана, четыреххлористого углерода, хлорбензола не обнаружено ничего недопустимого. А мне удалось познакомиться с актами замеров других государственных служб и независимых экологов. Хотя в документах много противоречивой информации, но, по целому ряду вредных компонентов их концетрация в воздухе была превышена в несколько раз! По данным МЧС, причиной могли стать «перезагруженность полигона, недостаточная пересыпка грунтом и круглосуточная работа тяжёлой техники, нарушившая защитный и санитарный слой». Вот так всё и закольцевалось – губернаторская борьба за экологию, обернувшаяся бездумным закрытием двух десятков свалок, и волоколамская катастрофа, которой не должно было быть.

Жару поддала недавний кандидат в президенты Ксения Собчак. В своём телеграм-канале она опубликовала результаты срочного химического анализа водопроводной воды из Волоколамска, где говорится о многократном превышении ПДК металлов (до 10 раз), а также превышении ПДК мышьяка — в 16 раз и сероводорода — в 67 раз. То есть умеющие слышать услышали, что накрыть полигон плёнкой и тем самым, якобы, сделать его безвредным для жителей, это просто ритуальные приседания власти перед народом. Нужен режим ЧС не только на территории свалки, нужен комплекс мер по лечению окружающей среды на десятках квадратных километрах, как это сделано, допустим, в Малинках на территории Новой Москвы. Вокруг той свалки – игрушечной в сравнении с нынешней ядровской, под рекультивацию попала территория в радиусе 60 км. А здесь всё вертится вокруг пушек, которые будут озонировать атмосферу по типу того, как распыляют ароматизаторы над бывшим полигоном Кучино. Ещё в центре города установят табло с данными мониторинга вредных веществ в воздухе. Губернатор сказал, что жители должны знать, каке таблетки пить после выброса сероводорода или метана. По просьбе инициативной группы, ей также предоставят данные о количестве машин, которые приезжают на полигон, и адреса, откуда они приходят. Интересно, что это даст, если объявлено, что в субботу полигон будет закрыт? К слову, сравнение с Малинками, вообще-то считается некорректным: там — Москва, другой подход, другие деньги. Губернатор области Воробьёв на митинге 21 марта во всеуслышанье заявил, что деньги есть и у Подмосковья, их достаточно на устранение экологических проблем. «Интересное кино, — откликаются в соцсетях жители Волоколамска. – Если деньги есть, почему они идут на устранение проблем, а не на то, чтобы не создавать их?»

Ответ нашелся. «Бизнесу это не выгодно, он настроен только на такие проекты, когда можно хапнуть много и быстро. Такую возможность дают неконтролируемые общественностью свалки, а цивилизованная переработка — это дело сложное и тяжелое, и прибылей придется ждать очень долго. Размещение на полигоне начинается от 1200 и доходит до 2500 рублей за тонну, поэтому закрывать его для них не имеет смысла, а для нас –вопрос жизни и смерти », — заявила «Новым Известиям» Ирина Голенко, молодая женщина, работница хлебокомбината, которая говорит про себя, что она всегда была далека от политики. Взгляды пришлось пересмотреть «из-за мусора». «Эта проблема требует гражданской ответственности, а гражданская ответственность бывает только у граждан. Её не бывает у пофигистов и верноподданных».

— Мы в самом деле изменились, только власти этого не заметили и продолжают думать и решать за нас, — поделился с корреспондентом Константин Ш., безработный, 26 лет. – Им непонятно, как это 5 тысяч человек встали и пошли против свалки. А мы не против, мы вышли за экологию – за последнее, что у нас оставалось в нашем Волоколамске. Работы нет, зарплата 8-10 тысяч, но хоть дышать было можно. А они о своём, о том, что у них болит: о, тут пятая колонна, науськали перед выборами. Приплетают Собчак… Да она слова про политику не сказала, когда была здесь. Всё по делу. Просто совпала с нашими настроениями и поддержала нас.

Мусор, на самом деле, это та проблема, на которой современная российская модель устройства общества — «моя хата с краю», «что общественное, то не мое», «пусть государство решает» — дает серьёзный сбой. Она не может быть решена властью за общество и обществом за власть — эту мысль задолго до ЧП 21 марта вбивал в головы земляков известный волоколамский блогер Артём Любимов, ставший впоследствии одним из организаторов митингов протеста. Он видит, что люди действительно становятся другими под воздействием новой и драматическй для себя ситуации – думают, объединяются, перестают бояться и заглядывать в рот начальству, заявляют свои права. Чего стоит только коллективная акция 18 марта, когда несколько сотен жителей Волоколамска устроили траурную церемонию – «хоронили свою жизнь, будущее, здоровье» неподалеку от свалки «Ядрово». Там же работал «избирательный участок», куда кидали бюллетени «против всех», кто причинил городу мусорный вред. 20 марта Волоколамский городской суд рассмотрел иск Роспотребнадзора, который требовал приостановить работу полигона на 90 дней, суд ограничился штрафом в 150 тысяч рублей для его владельцев — за нарушения санитарных норм. 21 марта восемь возмущенных жителей подали иск против владельца полигона. А что чиновники? «Новые Известия» обратились с вопросом к блогеру Артёму Любимову: — До них-то дошло, что шутки плохи?

— Проблему всё равно всячески пытаются «замять» и локализовать. Они скрывают информацию, что, я считаю, преступно, когда речь идёт о жизни и здоровье людей. Нам никто ничего не показывает. Они говорят, что в связи с тем, что полигон эксплуатируется коммерческой организацией, мы якобы не можем точно узнать, сколько туда чего везется и откуда. Людей эта ситуация взбесила окончательно.

– Но ведь полигон твердо пообещали закрыть…

– На самом деле, прежде чем закрывать полигоны существующие, нужно было озаботиться инфраструктурой для мусоропереработки, чего сделано не было. Что касается Москвы, она несколько лет назад отжала у Московской области гигантское количество земли – так называемую Новую Москву. Так что у Москвы, как у субъекта Российской Федерации, более чем достаточно территории для того, чтобы со своим мусором разбираться без того, чтобы загаживать Московскую область. Мы говорим о том, что сначала нужно было построить мусороперерабатывающие заводы, а потом уже закрывать полигоны. Сейчас мы не видим реального выхода из ситуации. Но на самом деле мы, как налогоплательщики, и не обязаны об этом думать. Когда у нас размещали полигон ТБО под окнами, власть не спрашивала наше мнение, не спрашивала, можно ли сделать здесь полигон. Почему мы должны за них думать сейчас и решать проблемы? Это их полномочия, их обязанности. А мы просто не хотим умирать.

— Руководитель токсической программы Гринпис России Алексей Киселев уверен, что для решения мусорной проблемы в регионе у властей есть все юридические возможности и успешные примеры из-за рубежа. Но от них бегут, тем самым усугубляя положение и вызывая протесты. Может, и впрямь чужой опыт не приспособлен для нашей действительности? А у вас есть альтернативы?

— Я когда подсел на эту проблему в своем блоге, даже не ожидал, что столько людей озабочены тем же. У людей масса предложений по обороту отходов, без больших вложений и капитального строительства, как у нас любят. Что это может быть? Это может быть регулирование упаковки, залоговая стоимость на упаковку, это может быть сбор органических отходов, это может быть повсеместное внедрение измельчителей в раковинах, это может быть, в конце концов, запрет на уничтожение продуктов на полигонах, например, и так далее, включая всякие системы распределения продуктов питания нуждающимся. Второе, если мы теми или иными путями обоснованно не можем снизить количество образующихся в стране отходов, мы должны посмотреть на то, что у нас остается, и подумать, что мы с этим будем делать. Например, возможно, обрезки резины с одного завода прекрасно годятся для производства ковриков для ванн на втором заводе. Давайте, губернатор, интернет, Господь Бог этих людей соединим, и они эти отходы будут использовать. Главное, что от властей требуется – соединить людей, доверять им и разговаривать с ними. Господину Воробьёву надо было еще вчера не убегать от снежков, а поговорить с родителями тех детей, которые попали в больницы, отравившись газом, с теми людьми, у которых беда из-за алчной и бездарной политики обращения с отходами, из-за чего, собственно, все и происходит. Но он предпочёл убежать. Это было впечатляющее зрелище.

Похоже, в Волоколаске увидят это ещё не раз. На митинге 21 марта губернатор давал обещание закрыть свалку в субботу, 24 марта. Вчера во второй половине дня пришла информация, что свалку «окончательно закроют на следующей неделе, в течение нескольких дней». Кто тянул за язык, если власти ещё сами не определились со сроками? И кому нужны эти игры в поддавки, если люди понимают, что замок на полигоне все равно не решит их проблем? Свалке даже под колпаком из пленки будет дымить долго, Балашиха тому пример. Рядом уже вырастили второе «тело». Как оно будет функционировть и чем грозить? Про это пока и не заикались, плана по эксплуатации «тела» в области нет. Зато есть пострадавший – губернатор области только что отправил в отставку главу Волоколамского района. Вроде, и ожидаемо – Гаврилов непопулярный, но не получится ли так, что на этом и поставят точку с полигоном «Ядрово»? И кому тогда разбивать очки и отрывать капюшоны?

— Народ в недоумении, — проинформировала «НИ» по телефону девушка Ирина Голенко. — Пикеты на субботу-воскресенье согласованы.

Источник

Check Also

Темой нового выпуска обзора обновлений зарубежных клинических рекомендаций стала онкология

Медицинская база знаний Энцикломедия на портале Medvestnik.ru представляет новый выпуск традиционной серии обзоров обновлений зарубежных …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *