Главная » Психология » Как я живу с ПТСР: история от первого лица

Как я живу с ПТСР: история от первого лица

«Иногда мне кажется, что я слышу в толпе его голос, и у меня начинает колотиться сердце, я впадаю в ступор…» ПТСР — посттравматическое стрессовое расстройство, его еще называют вьетнамским или афганским синдромом — это тяжелое психическое заболевание, которым страдает человек, переживший травмирующую ситуацию: военные действия, физическую травму или сексуальное насилие. Анабелла страдает ПТСР уже несколько лет, и она согласилась рассказать Cosmo свою историю.

Как я живу с ПТСР: история от первого лица

«Мне все ещё тяжело об этом говорить, но пять лет назад я пережила изнасилование, и это меня сломало. Я долго оправдывала своего насильника и винила себя в произошедшем: мол, я же сама ему позволила, не сопротивлялась „достойно“, испугалась, что у него будет нож и он меня убьет…

На меня напал мой близкий друг — человек, которому я доверяла. Как-то раз он признался, что влюблен в меня, а я ответила ему отказом. После этого наши отношения испортились: он стал меня преследовать и однажды, воспользовавшись случаем, затащил меня в машину и изнасиловал.

Постепенно я все глубже и глубже погружалась в чувство вины. Мне казалось, что я сделала недостаточно, что сама каким-то образом стала причиной этой ситуации. И тогда появились флешбэки и тяжелые панические атаки».

  • Украденная жизнь: 6 историй жертв похищения, которые провели долгие годы в плену

    Украденная жизнь: 6 историй жертв похищения, которые провели долгие годы в плену

Флешбэки — внезапные, обычно сильные, повторные переживания прошлого опыта или его элементов. Они могут быть настолько интенсивны, что человек «переживает заново» травмирующее событие.

«К счастью, большую часть того, что со мной произошло, я забыла — мозг просто стер это у меня из памяти, и я за это очень благодарна ему. Тот день я помню отрывками, и эти отрывки постоянно „вспыхивают“ у меня в голове, и это может случиться когда угодно. Например, когда я задерживаю взгляд на чужих руках, вспоминаю, как мои руки пытались открыть окно его машины.

Я лучше перестану назвать себя психоактивисткой, чем признаю, что нет моды на психические расстройства. Я не смогу признать, что это нормально — ставить себе диагнозы по ощущениям.

Один раз в год я хожу по школам и разговариваю о психических расстройствах с подростками.

Иногда мне кажется, что я слышу в толпе его голос, и у меня начинает колотиться сердце, я впадаю в ступор. По всему телу будто холодная волна пробегает, ноги тяжелеют так, что я не могу двинуться… Но вообще, триггером может быть что угодно: резкое движение в мою сторону, агрессивный антигерой в фильме, марка машины, в которой меня изнасиловали, шутки про насилие, упоминания об изменах, но чаще всего это чужие истории, похожие на мою…»

Триггером называется событие, вызывающее у больного ПТСР приступ. Чаще всего триггер является частью травмирующего переживания: звуки, «картинка»… Больные ПТСР обычно всеми силами избегают встреч с триггером, стремясь избежать нового приступа.

«С тех пор как это случилось, любые прикосновения мне причиняют физическую боль — жжение, будто кожа сгорела на солнце. Я не люблю, когда меня трогают чужие люди.

Если панические атаки случаются на людях, я пытаюсь просто найти укромное место и переждать. Один раз у меня случилась такая сильная паническая атака, что я подумала: „Это конец“. Я задыхалась, попросила маму вызвать „неотложку“ и, пока она звонила, рассказала ей, как делать реанимацию, если у меня остановится сердце. Мама очень тогда испугалась.

А еще из-за постоянного чувства вины я наказывала себя — физически. Больше всего я переживала, что другой мужчина прикоснулся ко мне, когда у меня был парень, я как будто изменила ему».

Селфхарм — преднамеренное повреждение своего тела без суицидальных намерений. Самоповреждение встречается как симптом многих психических расстройств, в числе которых ПТСР. Наиболее частая форма самоповреждения — порезы и расцарапывание кожи при помощи острых предметов.

«Многие думают, что селфхарм — это только порезы, но на самом деле это любое причинение вреда самой себе. К примеру, я голодала, не позволяла себе пить и иногда спать, заставляла себя снова и снова вспоминать случившееся. Один раз я сломала себе руку об стену, а позже сняла гипс, не дав ей зажить. Мне было очень больно, но я считала, что заслужила эту боль. Я сама ненавидела себя больше всех и так попала в ловушку самоистязания».

Лечение ПТСР комплексное: обычно оно включает в себя медикаментозную терапию и психотерапию.

«В какой-то момент я поняла, что самой мне не справиться, обратилась за помощью и решилась на медикаментозное лечение. Мне подобрали препарат, который надолго избавил меня от панических атак. Позже они вернулись, но уже не были такими сильными, как прежде.

Самопомощь — это тоже важная часть реабилитации. Теперь я поддерживаю свое состояние медитацией. Я владею техникой правильного дыхания, и мои панические атаки проходят легче. Сейчас у меня бывает по‑разному: в депрессивную фазу чувство вины возвращается, но мой блог и люди, которые меня поддерживают, помогают мне справиться с этим.

Может быть мне не было бы так плохо сейчас,  если бы я получила помощь своевременно.

Может быть мне не было бы так плохо сейчас, если бы я получила помощь своевременно.

Людям, переживающим нечто подобное, я хотела бы сказать: обращайтесь за помощью как можно скорее. Я знаю, что сделать это тяжело, но нужна будет поддержка, чтобы пережить это.

Больше узнать об Анабелле, ее жизненной позиции, а также о том, как справляться с биполярным расстройством и бороться с психическими травмами, можно у нее в Instagram.

Источник

Check Also

Домашнее насилие: вредные советы, которые нельзя слушать

Колумнистка Екатерина Попова рассказывает, на какие советы не стоит обращать внимание, если ты столкнулась с домашним насилием. Мы надеемся, что …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *